Зеленый остров города С.

В детстве парк у меня ассоциировался с жарким летом и продавщицей развесного мороженого в хрустких вафельных стаканчиках. Эта тетка со своим перекатным ящиком-холодильником стояла всегда на одном и том же месте: на небольшом пятачке прямо у забора стадиона «Динамо». Через асфальтированную дорожку можно было пройти к фонтану с каменными стерлядками, окаймленному по периметру скамейками, спрятанными под тенистыми липами. Пока мама отдыхала, я с упоением трескал пломбир или сливочное в надежде на «добавку». Потом совершался еще один обязательный моцион: я, как и многие мои голопузые сверстники, залазил в фонтан и некоторое время там с удовольствием плескался. Никто нас оттуда, кстати, не прогонял. Главными надсмотрщиками за своими чадами оставались бдительные родители. Что сейчас удивляет, копошась в явно не самой чистой и уж точно не обеззараженной воде, дитяти умудрялись не подхватить какую-нибудь заразу типа дизентерии или кишечной палочки.

Мороженое можно было купить и у центрального входа в «Липки», сразу же за арочными воротами. По соседству с мороженщицей всегда стояла бабища подобного же калибра в засаленном медицинском халате (удивительное дело – и медики, и продавцы, и ИТР имели тогда одну рабочую униформу!), продающая газированную воду двух видов – с сиропом за 4 копейки и без – за копейку. Иногда к ним пристраивались бабульки – «божьи одуванчики», торгующие калеными семечками полстаканами или «аршинами» из своих грязных авосек прямо с асфальта.
Прежде, чем войти в сад, нужно было миновать памятник первому демократу России. Что интересно, раньше вместо Чернышевского на этом постаменте стоял Царь-освободитель – Александр II, а у его ног сидела «первая учительница», которая теперь расположилась в одноименном сквере на ул. Московской.
На апрель месяц парк закрывался. Его готовили к летнему сезону – убирали листву и мусор, подрезали деревья и кустарник, ремонтировали лавочки и павильоны, красили ограду. Еще лет 15 назад хорошим тоном считалось сообщить в одной из местных газет в преддверие Первомая, что «парк-сад «Липки» вновь распахнул свои ворота для саратовцев и гостей города».
В «Липках» тебя тоже первым делом встречал памятник. Буревестнику революции с его бессмертным «Человек – это звучит гордо!». Сейчас на его месте лежит каменная глыба, сообщающая, что это есть ничто иное как «парк «Липки». Заложен в 1824 году». По левую сторону от держащего в левой руке шляпу Максима Горького шла «аллея писателей». По обе стороны дорожки, между лавочками стояли незамысловатые бюсты русских и советских поэтов и писателей. А так как «Пушкин – наше все», то именно Александр Сергеевич и предварял движение по ней.
Этой аллейкой пользовались, в основном, пенсионеры и молодые мамаши с карапузами в колясках. Ближе к обеду на лавки стекались страждущие опохмела аборигены из соседних домов и подворотен. «Горючее» тогда можно было купить буквально в нескольких шагах от «Липок». Другими персонажами аллеи в летние месяцы являлись экскурсоводы, за которыми, как стадо баранов за чабаном, тянулись несчастные туристы с теплоходов, курсировавших вверх и вниз по Волге. Так как «сферы влияния» на аллеях были поделены задолго до нас, мы стремились не сидеть на этой, тогда весьма мрачноватой, аллее и стремились в «цивилизацию», ближе к «стерлядкам».
Уже в подростковом возрасте мы открыли для себя полуразвалившуюся деревянную хибару под названием «Летний кинотеатр». Важнейшим из искусств тут и не пахло. Протекающая крыша, убогие деревянные лавки, установленные прямо на выщербленный асфальт, – вот весь набор тогдашнего саратовского киносервиса. Зато за 10 копеек можно было около двух часов сопереживать героям какого-нибудь индийского мелодраматического «мыла». И если тетки-билетерши были не очень зловредными, в течение сеанса можно было выкурить прямо в зале одну-две сигаретки «в рукав».
Отхожим местом «Летний» не располагал, поэтому перед сеансом или сразу после него киноманы ломились в общественный туалет, находящийся в оригинальном округлом строении при выходе на Бабушкин взвоз. Амбре стояло внутри – я вам скажу – то еще! Когда мы с коллегой Агабабяном поехали в командировку в село Казачка и нас завели в коровник на 300 голов КРС, тогда мое обоняние вспомнило сортир в «Липках». Когда лет 10-15 назад я увидел на нем табличку, что сие помещение является памятником архитектуры какого-то века, истерика была долгой. Только коммунистический режим мог устроить внутри архитектурного памятника общественный клозет!
Самыми интеллектуальными местами в «Липках» до последнего времени оставались читальный зал рядом с фонтаном и летний шахматный павильон. В «читалку» я умудрялся сбегать с лекций из 4-го корпуса СГУ лишь для того, чтобы полистать подшивку «Советского спорта», «Ровесника» или «Огонька». Тогда партийными деятелями были введены лимиты на подписку наиболее популярных газет и журналов, поэтому поневоле ты становился подписчиком библиотеки или читального зала.
Филиал шахматного клуба был как бы уже на отшибе. Да из нас в него мало кто стремился. Мое поколение состояло из поклонников футбола и хоккея. Ну, или бокса. Поэтому в вечернее время нам, «залетным» из спальных районов города С., появляться в «Липках» не рекомендовалось – здесь уже хозяйничали «индустрики» в поисках своих главных врагов – хиппи или курсантов военных училищ. Если «детей цветов» просто остригали на лысо, то с «курсачами» бились в кровь. Причем, не только в «Липках», но и на танцплощадке Дома офицеров через дорогу.
Но ближе к 23.00 по аллеям начинал расхаживать вечно похмельный мужичок – то ли сторож, то ли дворник, и зычным голосом выдавал в темноту: «Парк закрывается! Просьба расходиться!».
Сад и тогда был зелен и цветист. Осталось в памяти воспоминание из глубокого детства. На цветнике, где сейчас появился еще один фонтан непонятной формы и неизвестно что символизирующий, крупными буквами из цветов было выложено два слова «Слава КПСС». Ни о белках в вольере, ни о новом, бронзовом бюсте Александру Сергеевичу тогда и разговора не было.
В заключение немного официоза. Решением Саратовского облисполкома «Об утверждении перечня государственных памятников природы местного значения» от 27 декабря 1991 года и постановлением губернатора Саратовской области от 21 апреля 1997 года «Об утверждении Перечня памятников природы регионального значения в Саратовской области» «Липки» отнесены к памятникам природы. Указом Президента Российской Федерации от 20 февраля 1995 года парк-сад «Липки» вошел в перечень объектов исторического и культурного наследия федерального значения. И это есть хорошо. Потому что, как бывает зачастую в городе С., «что имеем – не храним, потерявши – плачем».
Дмитрий ИВАНОВ ,
«Общественное мнение«
Использованы фото с сайта Андрея КУМАКОВА «Старый Саратов»