Игорь Танатин: Почему именно «Единая Россия» должна иметь большинство?

Председатель Саратовского регионального отделения ВПП «Правое дело» И.В. Танатин дал интервью радиостанции «Эхо Москвы в Саратове».

— Игорь Владиславович, мы продолжаем обсуждать предложение Председателя правительства России Владимира Путина о создании Общероссийского народного фронта. Какова позиция партии «Правое дело» по этому поводу?

— Официальной партийной резолюции по этому вопросу пока нет. Есть только частные мнения отдельных ее представителей. Что происходит, по моему мнению? Единая Россия чувствует, что катастрофически теряет электорат. Для того, чтобы сохранить большинство в Госдуме, она предлагает всем общественным объединениям, другим партиям войти в некий «Общероссийский народный фронт». Спрашивается: зачем? Политические партии для того и создаются, чтобы конкурировать между собой, предлагая различные программы, различные пути развития страны. Если какая-то общественная организация или политическая партия входит в Народный фронт, ее программа должна интегрироваться в программу «Единой России». А как совместить несовместимое? Значит партия начинает поддерживать «Единую Россию» и теряет свою индивидуальность. То есть фактически сдает своих избирателей единороссам.

— Но ведь правые поддерживали Владимира Путина. А теперь не хотят вокруг него объединиться?

— Только треть «правых». «Правое дело» создано на основе объединения трех партий. Демократическая партия России, которая вошла в «Правое дело», не поддерживала не только Путина, но даже Ельцина, и была против развала Советского Союза.

— Тем не менее Владимир Путин приглашает к диалогу разные общественные движения, разные политические силы. Может быть, это хороший шанс что-то донести до страны, до одного из двух глав государства?

— Давайте доводить это в рамках действующей Конституции. Есть у нас многопартийность, есть политическая борьба между партиями, и пусть она будет. Почему именно «Единая Россия» должна иметь большинство? Почему в созданном на базе ЕР Народном фронте должны растворяться другие политические силы? Я прекрасно помню, с чего все начиналось. «У нас много партий, давайте сделаем, чтобы их было чуть-чуть поменьше». Сделали. Теперь у нас партий вообще нет. И «Единая Россия» — не партия.

— Тем не менее более сотни движений изъявили желание участвовать в Народном фронте.

— А что это за движения? У них что, есть какая-то политическая платформа, политическая программа?

— Например, «Женщины России».

— Они решили просто поучаствовать? Я – за то, чтобы «Женщины России» принимали участие в политической жизни страны. Но в чем проблема? Сделайте честные выборы, уберите семипроцентный барьер. Дайте возможность каждому реализовать свое активное избирательное право. В Калифорнии, например, кандидатов на пост губернатора были сотни. Чтобы стать кандидатом, достаточно было внести две с половиной тысячи долларов.

— А чтобы выиграть, нужно быть Шварцнеггером….

— Да. Но участвовать могут все. И никто ничего не боится. У нас же выборное законодательство заформализовано до непонимания.

— Долго ли этот Народный фронт проживет?

— Ну как минимум до ближайших выборов в Госдуму и выборов Президента, если рассматривать их как одну большую избирательную кампанию. Апробация его пройдет в декабре, когда в массовое сознание попытаются внедрить установку, что есть такой фронт, который представляет интересы народа.

— На чьи голоса рассчитывают люди, которые все это придумали? У кого будут отбирать голоса?

— «Единой России» надо хотя бы сохранить голоса, для этого все и делается. В первую очередь это битва за голоса тех, кто в последнее время ушел от ЕР. У авторов идеи есть надежда, что избиратели услышат про Народный фронт, про какие-то преобразования, придут и отдадут свои голоса за блок «единороссов» и беспартийных. Не будет такого. У нас народ или любит, или не любит. Доверяет, или не доверяет. И если доверие потеряно, хоть бейся лбом о стену, любви народной и народного доверия не вернешь. Голосуют, как всегда, сердцем.