Недетский бунт

Массовые акции протеста – излюбленная тема для обсуждения в прессе. В последнее время особенно. Местные, федеральные и зарубежные СМИ пестрят статьями и сюжетами о митингах, маршах несогласных, пикетах и переворотах в разных странах мира и прочих формах протеста граждан. И только в Саратове на митинг вышли дети. Не удивительно, что скандал в 93-й школе Саратова, где на днях был уволен директор Николай Шустер, получил широкую огласку. У местной власти разных уровней не оказалось единой позиции по ситуации в школе. А на городском уровне вместо эффективного решения внезапного кризиса чиновники почему-то принялись заниматься политиканством и упустили момент, когда ситуацию еще можно было решить без шума. Потому скандал, скорее всего, выйдет на федеральный уровень. Это точно не улучшит репутацию нашего региона, зато власть, по крайней мере, поймет, что новое поколение не собирается терпеть. Хорошо еще, если пример учеников из 93-й школы не покажется заразительным сверстникам. Не исключено также, что настойчивость школьников – это доказательство наличия серьезных протестных настроений, которые пока не могут выразить их родители. В поисках объективности «Взгляд» реконструировал события в 93-й школе в хронологическом порядке.

СТЕНА НАДЕЖДЫ

Понедельник, 18 апреля, рабочий день близится к окончанию. 93-я школа – обыкновенное посеревшее от времени здание, окруженное такими же хрущевками. Напротив школы – площадь и памятник, увековечивший героическое лицо Марины Расковой. На школьном дворе – кучка учеников и родителей, все ждут приезда нового директора школы. Ничего интересного, если бы не плакаты в руках детей. «Верните нам директора!», «Нам нужен Шустер», «Нет Шустера – нет будущего».
Николай Шустер – бывший директор школы № 93, которого уволили в пятницу вечером. Он сидит в машине с тонированными стеклами за углом соседнего дома. «Я не хочу туда выходить, потому что боюсь провокаций», – объясняет экс-директор. Его можно понять, особенно учитывая уже поползшие реплики из разряда «Последнее дело прикрываться детьми». «В пятницу вечером ко мне в школу приехали люди из администрации с моей трудовой и приказом об увольнении, который я подписал. За несколько часов до этого глава администрации Кировского района Сергей Пилипенко сказал мне, что я слишком настойчиво лоббирую интересы школы, и несколько раз посоветовал написать заявление по собственному желанию, – рассказывает Шустер.
Через лобовое стекло автомобиля хорошо видно, как со школьного двора на проезжую часть постепенно перемещается толпа людей и перекрывает движение. Это была бы привычная картина, если бы не возраст демонстрантов. Самому старшему из них, наверное, лет шестнадцать. Родители безуспешно пытаются успокоить детей. На дороге быстро образовывается небольшая пробка. Дети ни в какую не хотят пропускать машины.
Через несколько минут появляется работник МВД, которая в одиночку пытается разогнать стихийный митинг, но ей явно не хватает авторитета. «Представьтесь и предъявите документы», – говорит ей кто-то из подростков. «Да кто ты такой, чтобы я тебе представлялась?! Погон моих не достаточно, что ли?» – с гневом в голосе и зарождающейся паникой в глазах говорит полисвумен. Пока она отводит в сторону одного активиста, его место занимают двое других. Со стороны это напоминает старую электронную игру, в которой волк должен ловить яйца. Спустя 20 минут подтягиваются экипажи ДПС, которые перекрывают улицу с обеих сторон. Ситуация медленно, но верно становится неуправляемой. Постепенно съезжаются журналисты, а дети все больше убеждаются в правильности своих действий.
Незаметно, как-то исподволь, на «поле боя» появляется глава администрации Кировского района Сергей Пилипенко, которого тут же обступают родители. У них один вопрос: «За что уволили нашего директора?». Но на этот, казалось бы, простой вопрос представитель власти не знает, что ответить. «Это решение принял не я, а мэр города», – находится он. Родителей эта отговорка явно не устраивает, и кольцо оцепления не размыкается. Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, Пилипенко предлагает зайти в школу и перейти к «конструктивной беседе».

СТЕНА НЕДОВЕРИЯ

Через полчаса в одном из классов толпятся представители администрации, правоохранительных органов и родители. За импровизированным круглым столом собираются председатель городского комитета по образованию Марина Епифанова, депутат от «Единой России» по 9-му избирательному округу Константин Лекомцев, начальник УВД Саратова Алексей Дураков, консультант главы администрации Саратова Алексей Курченков. Все они поочередно и безуспешно пытаются наладить диалог с родителями, чьи дети за окном уже вовсю скандируют кричалки в поддержку любимого директора. «Идите успокойте своих детей!» – настойчиво предлагает Пилипенко. «Вам надо, вы и успокаивайте», – отрезают родители.
Все обещания представителей администрации разобраться в ситуации разбиваются о стену родительского недоверия. Разговор заходит в тупик. В какой-то момент стороны перестают слушать друг друга, и возникает эффект привокзального рынка. В воздухе повисает ощущение безысходности.
В кабинет входит статный мужчина в дорогом костюме. «Меня зовут Михаил Орлов. Я заместитель министра образования области, – заявляет он с ходу, пытаясь успокоить разбушевавшихся переговорщиков. – Давайте поговорим как взрослые люди…». «Вы сейчас начнете нам говорить долгие, красивые и взвешенные речи. Мы все это понимаем, – прерывает чиновника одна из родительниц. – Ответьте только на один вопрос: какова причина увольнения Николая Шустера?». «Точной причины я не знаю…», – начинает Орлов, но его тут же прерывают неодобрительными аплодисментами и гиканьем. Попытки чиновника унять родителей заканчиваются крахом.
За все время обсуждений и споров реальная причина увольнения Шустера так и не была названа. Лишь Марина Епифанова витиевато обмолвилась о том, что директора сняли из-за «превышение должностных полномочий». Но это заявление тут же утонуло во всеобщем возмущенном шуме.
Разрядить обстановку пытается мужчина, до этого скромно стоявший в стороне. Внезапно он пробирается ближе к центру класса и представляется. «Я заместитель прокурора Кировского района, меня зовут Вячеслав Солдатов. Я все это время вас слушал, а теперь послушайте вы, – говорит он, и все постепенно успокаиваются. – Понимаю, что ситуация неординарная, но нужно разбираться в рамках закона. Я обещаю, что прокуратура займется проблемой увольнения директора в первую очередь. Мы изучим все документы, относящиеся к этому делу. Давайте назначим дату и время следующей встречи, и тогда вы получите ответы на свои вопросы». Неожиданно, как по команде, спорщики успокаиваются и постепенно расходятся. Уже в коридоре родители договариваются собраться на следующий день в актовом зале и спокойно обсудить, что делать дальше.
…На следующий день во всех СМИ города появились сообщения о том, что произошло в школе № 93. Губернатор Павел Ипатов поручил разобраться своим чиновникам. Глава Кировского района Пилипенко официально заявил о том, что директора уволили из-за того, что он якобы самовольно хотел объединить две школы – №93 и №24. Вечером перед родителями выступил депутат облдумы Леонид Писной, который разъяснил законность действий чиновников: согласно Трудовому кодексу, директор школы может быть уволен по инициативе учредителя – администрации Кировского района. А бывший директор Николай Шустер все же вышел к родителям и попросил их успокоиться: «Мы уже смогли привлечь к себе внимание. Это очень хорошо, но теперь нужно выждать, пока в ситуации разберутся вышестоящие органы. Давайте не будем нарушать учебного процесса, от этого будет только хуже».

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ АДЕКВАТНОСТЬ

В прессе обсуждались разные версии произошедшего. Утверждалось, что Шустер попал в опалу из-за того, что сорвался в разговоре с Пилипенко. Разговор на повышенных тонах стал следствием слишком больших требований директора, касающихся финансирования школы. Близкие к администрации СМИ упирали на версию о «рейдерском захвате соседней школы №24». Школа, действительно находится буквально в ста метрах от 93-й, и Шустер признает, что идеи об объединении двух образовательных учреждений у него были.
Каким бы образом ни закончилась эта скандальная история, уже очевидно, кем были допущены ошибки, не совместимые с должностями и статусами. Не «превышение должностных полномочий», допущенное директором в кабинете Пилипенко, а недальновидные, грубые действия городской власти привели к тому, что дети вышли митинговать на проезжую часть. Этот случай – не только уникальное явление в масштабах области, но и абсолютный нонсенс. Он ставит под сомнение профессиональную компетентность первых лиц социального блока городской администрации Саратова, не говоря уже об их морально-этических качествах.
В первую очередь возникают вопросы к заместителю главы администрации по социальной сфере Ольге Баталиной. Интересно, что еще в субботу она наведалась в школу для того, чтобы обсудить с педагогами насущные проблемы. Ради этой беседы, как заявило позже министерство образования региона, был сорван весь учебный процесс, что однако, не помогло взять ситуацию под контроль. Как видно, визит чиновницы не возымел успокаивающего действия, а наоборот, до предела накалил ситуацию в учебном заведении.
Причины, по которым это произошло, очевидны. Надо полагать, что во время недавней предвыборной кампании г-жа Баталина так сильно прониклась творчеством политтехнологов, которые использовали ее лицо на всех рекламных поверхностях и во всех рекламных форматах, что и сама поверила в собственную исключительность. Такие кампании – серьезное испытание для самооценки, и Баталина его явно не выдержала. Одно дело – читать лекции студентам ПАГС о тонкостях муниципального управления в рамках выборных пиар-акций, и совсем другое – заниматься муниципальным управлением на практике. Возникает ощущение, что г-жа Баталина перепутала медиареальность с действительностью.
Реалии города Саратова убедительно продемонстрировали, что на самом деле представляет собой Ольга Юрьевна Баталина как муниципальный управленец. Печально, что произошло это в условиях кризисной ситуации, в которой оказались задействованы дети. В этой ситуации деятельность г-жи Баталиной должна получить адекватную оценку со стороны и партии, и руководства Саратова.
Тем более, что политика в истории со школой №93 постепенно вышла на первое место. И здесь стоит вспомнить также о секретаре политсовета «Единой России» по Кировскому району, депутате городской думы Алексее Березовском. Произошедшее не заинтересовало народного избранника, личное спокойствие оказалось важнее партийных интересов и проблем жителей района. Знал ли вообще Алексей Алексеевич, что в 93-й школе разворачивался скандал, что 37 местных членов партии, большинство из которых учителя, заявили о своем намерении выйти из рядов «ЕР»? Где была его депутатская и партийная работа? Да что партия, куда делось элементарное участие?
Родители уже обратились в поисках справедливости к главе города Олегу Грищенко. То же самое остается сделать и нам. Мы призываем Олега Васильевича прекратить политиканство отдельно взятых деятелей городской власти и навести, наконец, порядок в этой истории – грамотно, мудро и аккуратно, поскольку речь идет о детях. Скандал, в конце концов, пусть и крайне неприятное, но временное явление. Моральное здоровье и уверенность в справедливом устройстве мира подрастающего поколения стоят гораздо дороже.

Антон КРАВЦОВ, Петр ФАДЕЕВ,
газета «Саратовский взгляд»