«Помолясь, начнем работать…»

Для своих пациентов профессор доктор медицинских наук Олег Бейдик, практикующий в городской больнице № 9, – поистине Мастер. Из пожизненных инвалидов он делает нормальными людей, которые могут сами себя обслуживать, ездить в общественном транспорте и заниматься любимой работой.

…Из операционной, сделав дело, он обычно выходит в своей неизменной старенькой пижаме (“Я суеверен!”) и с… пассатижами в руках. “Дрель он забывает на операционном столе”, — подшучивают коллеги. Хирург использует аппарат Илизарова – металлические конструкции.

– Бейдик – яркий представитель школы Илизарова, – говорит главный травматолог города Геннадий Адамович. – Прекрасно владеет методом внешней фиксации костей. Хотя не в меньшей степени его интересуют и другие методики в ортопедии…

Нынешней весной, например, с помощью своих друзей-бизнесменов он собрал – по деталям! – артроскоп, с помощью которого через крошечный прокол вводится в сустав специальный инструмент, позволяющий поставить диагноз больному и вылечить его. Этот метод – артроскопии – давно популярен на Западе, для нас же такие установки – очень дороги. Теперь и саратовские пациенты с заболеваниями опорно-двигательного аппарата смогут за считанные дни “встать на ноги”.

Ученики Бейдика, для которых научные разработки профессора стали настольным пособием по применению аппарата Илизарова, убеждены: его давно уже признал народ. Ведь слава – это когда профессионализм обрастает слухами и почти что легендами.

Мне рассказали об энгельсской семье, которая продала квартиру, чтобы на вырученные деньги попасть к знаменитости в Санкт-Петербург. В семье было горе – в результате акушерского паралича у девушки укорочено плечо, развернута рука… Год стояли к светиле в очереди. И каково же было их потрясение, когда хирург в операции отказал. “Зачем вы сюда ехали?! – сказал он. – В Саратове же есть Бейдик!”.

“У вас есть Бейдик!” – слышали не раз наши земляки и в Москве, и в Пятигорске… Возвращались сюда. Оказывалось – в надежные руки.

Докторскую диссертацию Олег Викторович защитил в Самарском медуниверситете. На днях ему исполнилось всего-то 39 лет. Он – ученик член-корреспондента РАМН, лауреата Государственной премии, профессора д.м.н. ректора Самарского госмедуниверситета Г.П. Котельникова, признанного авторитета в российской травматологии и ортопедии. Кстати, много теплых слов я услышала от Бейдика в адрес Самарской школы ученых травматологов-ортопедов, ведущей в стране.

…Недавно саратовские ветврачи поставили аппарат Илизарова на крыло подстреленного орленка из экологического центра. Консультировал операцию… Олег Бейдик. Все газеты написали об этом, телевидение показало… Это была сенсация! О необычном хирурге в Поволжье узнали тогда и стар и млад.

— Олег Викторович, вы помогли поставить аппарат Илизарова орленку Цезарю. Это что – огромная любовь к животным или проявление профессиональной виртуозности?

— Перед животными я сильно виноват: с их “помощью” докторскую писал. Поэтому собак лечу с удовольствием. Пошел, говорю, грехи замаливать! А что касается виртуозности… Академик Илизаров однажды признался: “Когда я начинал работать с аппаратом, у меня было ощущение, что я за всю жизнь не успею представить себе его возможности…” Гавриил Абрамович знал, что говорил. Неслучайно его метод успешно применяется и для лечения животных с ортопедической патологией. Да что там животных! Его система – целый мир, недаром о ней вот уже четверть века говорит чуть ли не вся медицина планеты.

— Объясните…

— Открытие сводится к понятию “эффект Илизарова”. Если коротко: ткани под действием сил сжатия или растяжения усиливают свои регенерационные способности — удается управлять их восстановлением… В Кургане, где и возник этот метод, ортопеды любят вспоминать одну из проповедей Иисуса Христа, в которой он говорит: “Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя бы на один локоть?” Спустя две тысячи лет аппарат Илизарова прибавил человеку “росту”, и это уже никого не удивляет.

В Кургане сегодня запросто можно увидеть человека с металлоконструкцией на… голове. Оказывается, можно, регулируя питание головного мозга, лечить последствия… инсульта. Аппараты устанавливают и на позвоночнике – чтобы устранить тяжелейшие его деформации, а значит, и инвалидность человека…

— И у нас в Саратове так?

— В Саратове в каждой клинике есть аппараты Илизарова. И их успешно применяют мои коллеги.

— Вы так уверенно про Курган говорите, что невольно думаешь, вы оттуда не выбираетесь…

— Часто бываю – городок мне родной. Сейчас там развивается, гремит на весь мир Российский научный центр “Восстановительная травматология и ортопедия” имени академика Г.А. Илизарова… Возглавляет его преемник, ученик Илизарова Владимир Иванович Шевцов, член-корреспондент РАМН. Съездишь туда, напитаешься идеями – можно работать дальше…

— А почему вам Курган – родной?

— Вы верите в судьбу?.. Я – верю. И в знаки-повороты, которые она расставляет… После окончания мединститута нас, шестерых парней, послали “отрабатывать” в глухой угол за Уралом, в Курган. Блата у нас не было. Отработал я там три года – от звонка до звонка. В илизаровском центре был роскошный корпус, где лечились люди “от Кремля” и с Кавказа. А нас поставили в старый корпус, где были ветераны, простой люд…Если ты прилежный – дадут оперировать. Там меня и учили методу академика.

— И с Илизаровым вволю пообщались?

— Что вы!.. Я тогда мальчишкой был, Курган отбывал как повинность… Вот если бы сейчас… Тенью бы за ним ходил.

— И все же судьба вас в ортопедию благословила…

— Вернувшись, я и в ординатуру с трудом попал – кому был нужен? Столько разочарований испытал, особенно в медицине. А хотелось красивого дела в жизни: что-то после себя оставить… Открыл первую в Саратове частную хирургическую клинику. Курганский центр благословил на это. Это была кое-какая защита. Геннадий Степанович Якунин, человек, которого очень люблю, приютил, дал в своем ожоговом центре несколько коек… Но нельзя лбом пробить непробиваемое… Через пять лет от клиники остался консультационный центр. Да горькие воспоминания. Спасало, что в это же время занимался научной работой под руководством профессоров Марка Львовича Абрамова и Николая Владимировича Островского…

— Ну, об этом нам, журналистам, не привыкать слышать: все, что талантливо, необычно, прогрессивно, порождает оппонентов, а то и врагов…

— Что же о моей клинике говорить, если даже величайшая методика Илизарова на протяжении всей истории подвергалась у нас нападкам?! Вот на днях прочитал пасквиль на курганских ученых в “Московском комсомольце”. Поистине, нет пророков в своем отечестве!.. Хотя западные медики готовы ломиться в илизаровский центр. Ассоциацию по изучению метода создали, в которой 22 страны – Америка, Япония, Франция, Германия и т.д. Американцы прямо говорят, что это ортопедия высокого полета.

Конечно, отдаю себе отчет: в любой науке должно существовать два мнения. Генетик Вавилов – гений, Лысенко – уничтожен. Теперь откат пошел: американцы в одной из своих теорий опираются на опыт Лысенко… Так важно сохранить своих оппозиционеров в рамках приличных позиций…

— Олег Викторович, можно – не о грустном? Вот у вас в кабинете две иконы висят…

— Одну священник подарил, другую – монах из Греции.

— Когда несколько лет назад мне делали операцию, хирург просил накануне выучить молитву…

— И я прошу своих пациентов молиться. “Отче наш…” назубок знаю. “Помолясь, начнем работу…” Мне кажется, при каждой больнице должна быть часовня. Чтобы вылечить тело, надо сначала подлечить душу.

— Трудно работать врачом в России?

— Врачом быть везде нелегко. При условии, что медицина – это для тебя и мать, и жена, и любовница. Но вы, верно, имеете в виду материальную подоплеку. Конечно, в той же Америке ортопеды – миллионеры. Их мастерство там высочайше ценится, хорошо оплачивается. У нас же врачу подчас и книгу по специальности купить не под силу – цена ее до тысячи рублей… Съездить на симпозиум (это же профессиональный рост) в Москву или за границу – тоже только за свой счет. А планку свою повысить надо!…

— Да, хлеб хирурга порой незавидный. В прошлую нашу встречу у вас был день рождения, и вы несколько часов отстояли за операционным столом… Так и остались без праздника?..

— Я раньше не придавал этому значения, но однажды прочитал, что сказала по этому поводу Ванга. После Пасхи, считает она, день рождения – самый для человека великий и святой праздник. Душа родилась!.. Стараюсь с тех пор отмечать.

— Когда я сидела у вас на приеме, женщина, сопровождающая больного, донимала вас вопросом, не уедете ли вы за границу? Вы отмахивались: “Кто там меня ждет?” А если бы ждали?

— И вам отвечу: кто там меня ждет?.. Я другим мучаюсь. Чем старше становлюсь, тем больше привлекает меня неразгаданное в человеке. Мечтаю познакомиться с доктором Мулдашевым из Уфы, с его методикой лечения. Я ведь к Святославу Федорову в клинику ездил, был поражен, образно говоря, прикосновением к его гению. Илизаров и Федоров – два таких мощных самородка, творцы, интеллектуалы, и оба достались России… Значит, может наша земля еще рожать…

— Что вам помогает держаться в жизни?

— Люблю притчу, которую прочитал в “Хазарском словаре” Павича. В минуту наивысшего счастья с любимым царица снимает с руки кольцо, которому в веках нет цены, и бросает в море. “Что ты сделала?!” – заволновались родные. “Вспомню потерю – оживлю в памяти и свое сегодняшнее счастье”, — ответила она.

Я для себя по-другому эту притчу трактую. Чтобы счастье тебя не захлестнуло, надо и горечи каплю. Все в жизни должно быть уравновешено… Эту свою философию я и своим пациентам, и ученикам внушаю.

— Отпуск у вас сейчас. Где будете отдыхать?

— В отпуске не был много лет. И сейчас уехать из города не могу… На день рождения моя четырехлетняя дочь и жена подарили мне баскетбольную корзину с мячом. Надо на даче удары отрабатывать!.. А если серьезно – десять лет достраиваю дачу и достроить не могу.

В тайгу бы сейчас!

Валентина НИКОЛАЕВА, «Саратовская панорама»

РубрикиБез рубрики