Угасающий прожектор перестройки

«Что ищет он в стране далекой?». Это про недавний визит буревестника перестройки, первого и единственного президента СССР Михаила Горбачева в Саратов.

Его ждали 9 июня как высокого гостя на фестиваль интернет-проектов «Новая реальность. XXI век», на целых три дня. Но когда удалось познакомиться с программой его пребывания на земле Саратовской, то сразу стало ясно, что приехал он к нам именно что-то искать. А точнее, кого-то…

ОШИБКИ НА ПОЛЯХ ИСТОРИИ

По программе, Михаил Горбачев должен был выступить в Саратовском госуниверситете, социально-экономическом университете, встретиться с деловыми кругами и представителями общественности, с областными и городскими депутатами, съездить на «Саратовстройстекло». И лишь одним из многих пунктов программы значились интернет-проекты.

В СГУ все сразу стало ясно.

— Я у вас по делам социал-демократической партии, — заявил Михаил Сергеевич.

Партия, которой он сегодня руководит, функционирует уже в 83 регионах страны. Но общая численность СДПР в России, по признанию ее же лидера — чуть более 30 тысяч человек. Например, в Саратове, когда ее регистрировали, она насчитывала 120 местных бойцов социал-демократического фронта, сейчас в ней около 300 душ. Вот так, скромно, но со вкусом. Разумеется, самым декоративным и изысканным «блюдом» для общественности, к начавшемуся походу СДПР в Государственную думу, оказался сам экс-президент Советского Союза.

Чего греха таить, в Саратове Горбачев к себе во многом располагал. Великодушный, галантный, спокойный и традиционно величественный, он не только охотно отвечал на любые провокационные вопросы, но и щедро раздавал автографы, фотографировался с желающими, просто шутил с трибуны. И еще сумел (в который уж раз) признать свои основные ошибки. Опоздал с реформированием Союза? Безусловно. Партию надо было раньше реформировать? Кто бы спорил! Антиалкогольную кампанию не так провели… Или другой момент. Все помнят 1990 год, когда, имея рекордные экономические показатели, по признанию отца перестройки, советские граждане получили пустые прилавки. Смели с них все, что можно: страна, охваченная цепной реакцией тотального дефицита, потребила товаров тогда в два раза больше от обычной нормы. Именно с тех пор купить мешок сахара считается у нас нормой жизни.

— Не учли… — он говорил об этом с изрядной долей сожаления. — Надо было в срочном порядке отнять от военного бюджета 10-15 миллиардов рублей. С тем, чтобы закупить продовольствие и наполнить прилавки. А я вам скажу… вы же не знали, что военный бюджет у нас был 106 миллиардов…

Иногда он переводил разговор о серьезных проблемах в шутку. Ректор СГУ Дмитрий Трубецков, радушно встречавший в стенах альма-матер экс-президента некогда самой могучей страны, говорил собравшимся:

— Мы все вспоминаем то время, как бросились читать толстые журналы, вспоминаем, как стояли в очередях за «Огоньком»…

— …И за водкой, — добавил с улыбкой последний генеральный секретарь ЦК КПСС. Трубецков лишь улыбнулся и кивнул в ответ: «И такое было, Михаил Сергеевич».

ПОКЛОННИКИ И ОСКОРБЛЕННЫЕ

И впрямь было многое за годы его правления, а затем и за тот период, когда он стал руководить «Горбачев Фондом», СДПР.

К примеру, популярность Бориса Ельцина, которая вкупе с ошибками «Первого», оказалась действенным инструментом по захвату власти.

— Приемы Бориса Николаевича были известны, — рассказывал Горбачев в Саратове. — Из служебной машины пересаживался в трамвай, а водитель ждал его в определенном месте, где он должен был выйти из транспорта. Нам о таких штучках на политбюро докладывали.

Впоследствии был распад СССР и долгие годы гайдаровско-черномырдинских реформ с изрядным чубайсовским замесом по перемалыванию всей социалистической экономики. Видимо, после этого невзлюбил Михаил Сергеевич Анатолия Борисовича, и в Саратове помянул его не очень добрым словом. Точнее, его деятельность: приватизацию плюс деэлектрификацию всей страны, что и равняется махровому российскому капитализму. Он даже согласился с народным определением плодов его творчества:

— Правильный в обществе сложился термин — «прихватизация».

Лишь в единственном историческом действии он не считает себя виноватым: в развале Союза. Отвечая на вопрос-утверждение во время встречи в СГСЭУ, в котором, кстати, яблоку негде было упасть, касательно его прямой и безусловной вины, он взорвался:

— Я вам скажу… На Верховном Совете РСФСР, когда обсуждались Беловежские соглашения, лично Хасбулатов просил лично Геннадия Зюганова ходить по рядам и упрашивать коммунистов голосовать «за» эти соглашения!

После этого его можно было не спрашивать об отношении к КПРФ. Зато довольно откровенно он выразился насчет «Единой России»:

— Я не знаю, что это за партия, которая от выборов к выборам меняет название и ставит своей целью лишь получить власть. Чьи идеи она выражает? Только номенклатурные.

Причем пикантность ситуации заключалась в том, что ректор социально-экономического университета Владимир Динес является членом политсовета региональной организации единороссов. Впрочем, во время встречи он сопровождал Горбачева с милой улыбкой и дружескими репликами. На то, что между гостеприимным хозяином и главным социал-демократом страны по вопросам партстроительства «консенсуса» не было потенциально достигнуто, никто не обращал никакого внимания.

В СГУ, так там вообще присылали записки: «А как вступить в вашу партию?». Только почему-то студентов и преподавателей в актовом зале десятого корпуса было значительно меньше, чем в СГСЭУ, — человек 200-250. Странно это было видеть еще и потому, что лидер саратовских социал-демократов Лев Илюхин трудится здесь же, в государственном университете проректором по социальным вопросам и воспитательной работе. Казалось бы, милое дело: взял и загнал полный зал молодого люда да подчиненных. Но все было по-настоящему демократично, и никто никого не принуждал идти на встречу. После чего невольно возникло сомнение: уж не по приказу ли «свыше» был забит актовый зал (вместе с балконом, на котором некоторые даже стояли!) социально-экономического университета. Так ведь было заметно — слушают внимательно, перешептываются, комментируют услышанное и уходить не торопятся. Тем более, явных «надсмотрщиков» вокруг не видно. Не похоже было, чтобы кто-то кого-то тащил сюда насильно.

ШАГ ВПЕРЕД, ШАГ НАЗАД?

Подтверждением тому, что люди приходили на его встречи добровольно, а не по чьему-то велению, стала встреча с бизнес-кругами и общественными активистами. Проходила она в помещении областной универсальной библиотеки. Но, несмотря на то, что зал бывшего кинотеатра «Ударник» может и сегодня вместить человек 250, он оказался заполненным только на одну четверть. Бизнес-кругами там и не пахло, в равной мере как и общественность была представлена единичными представителями прогубернаторской Общественной палаты. Правда, сюда пришли еще несколько журналистов и, по крайней мере те, кто либо сочувствует Михаилу Сергеевичу, либо разделяет его взгляды. Жаль только, что эти взгляды у него не всегда очень четко выработаны. На этой встрече я задал ему вопрос:

— В последнее время говорят о возможной отставке нынешнего правительства России. Этот вопрос инициируется сегодня в Госдуме КПРФ и «Яблоком». А ваше мнение по этому поводу?

— К политике кабинета Касьянова я критически отношусь, — это был конкретный ответ, но далее последовали отступления, размывающие суть темы. — Я, тем не менее, не разделяю позицию «Яблока», что это нужно делать сейчас. Явлинский, Немцов, кстати, в прошлом соратники, нынче ведут определенную политическую игру. Но мы на них равняться не будем.

А далее экс-президент прямо намекнул: мол, приелись уже эти ребята, лет 10-12 мелькают на телеэкранах одни и те же лица. Даже сравнил таких политиков с Маргарет Тэтчер, которая, дескать, у себя в Англии в свое время тоже надоела всем, но ее там переизбрали.

— Новому парламенту, вместе с новым правительством, нужно будет решать серьезнейшие вопросы, если, конечно, они возьмут на себя ответственность за корректировку политического курса, — так он закончил ответ.

Получалась интересная картина: кабинет нынешнего премьер-министра работает неудовлетворительно, но, что называется, рубить с плеча не стоит. А стоит после выборов в Госдуму, когда все утрясется. Но до этого целых полгода. Потом еще с полгодика на то, чтобы народные избранники присмотрелись друг к другу, к федеральным чиновникам. Ну а там, глядишь, опять начнут говорить: «Не время, много в стране дел».

Довелось спросить Михаила Сергеевича и о том, следует ли считать нынешнее правительство вполне самостоятельным конституционным органом исполнительной власти, или оно, как принято теперь рассуждать, техническое?

— Думаю, что не техническое, — вновь начал он вполне конкретно. И тут же перешел на тему формирования Совета Федерации. — Мы высказались за то, чтобы сенаторы избирались народом, но уж никак не назначались органами власти.

Здраво, конечно. Только непонятна такая позиция: президент — надежда россиян, а его окружение работает из рук вон плохо. По определению Михаила Горбачева — в основном на номенклатурно-олигархическую систему. И то ли забыл он заповедное правило «короля делает свита», то ли просто таким образом уходил от более откровенного разговора. Не хотел обижать Владимира Путина, с которым у него достаточно хорошие отношения. Однако иногда, под натиском слушателей, ему все-таки приходилось признавать, что не все, ох, далеко не все получается у президента России, и не все на сто процентов сделано правильно. Впрочем, вот тут Михаилу Сергеевичу видней. Он тоже был на пьедестале власти, и тоже делал «не все, как надо». Вопрос лишь в том, насколько часто наша история будет повторяться. И в каком виде — трагедии или фарса?

Сергей ЩЕРБАКОВ, «Новые времена в Саратове»

РубрикиБез рубрики